Среда, 20.09.2017, 15:35
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS

          Военный обозреватель.

ОБСЕРВЕР

.

Каталог статей

Главная » Статьи » Аналитика » Аналитика

Глубокие воды в забвении

30 октября 2012 года состоялся спуск на воду океанского спасателя «Игорь Белоусов», на борту которого будет установлен глубоководный водолазный комплекс (ГВК) для спасения экипажей аварийных подводных лодок. Это первый корабль такого класса, построенный для ВМФ России. С момента ввода в эксплуатацию его предшественников – спасателей проекта 537 «Эльбрус» и «Алагез» прошло более тридцати лет. Неудивительно, что ГВК судна вызвал среди специалистов большой интерес, а судьба его – оживленные и временами ожесточенные споры.

Каковы заделы в области строительства глубоководного водолазного комплекса в России на момент закладки «Игоря Белоусова»? Имеет ли страна необходимые научно-технические и производственные основы для создания полностью отечественного комплекса?

Для ответа на эти вопросы обратимся к истории создания ГВК в России.

Не имели, не теряли

В числе отечественных глубоководных водолазных комплексов (см. таблицу) – судовые и береговые ГВК длительного пребывания под давлением. Из рассмотрения исключен импорт. Это ГВК, поставленные на плавучие технические средства Мингазпрома в 80-х годах (буровые суда и платформы, суда обеспечения подводно-технических работ). А также ГВК, установленные на научно-исследовательские суда Академии наук СССР. Исключены и варианты ГВК без режима ДП – это даже не вчерашний, а позавчерашний день. Поэтому отпадают проекты 532, 527 «Эпрон», 530 «Карпаты».

Глубокие воды в забвении

Фактически в те годы ГВК строились только по заказу ВМФ и размещались на его объектах за одним лишь исключением: это глубоководный водолазный комплекс проекта 10470 «Акванавт-300», построенный по заказу Мингазпрома и установленный на борту специального судна «Свияга».

Общими отрицательными чертами отечественных ГВК по сравнению с зарубежными аналогами являлись большие массы (в 1,5–2 раза больше зарубежных образцов) и габариты пультов управления, арматуры и приборов, более низкая точность поддержания заданных параметров дыхательной газовой среды, нерешенность вопросов создания единой кабель-шланговой связки водолазного колокола, лебедок для кабель-шлангов с регулируемым усилием, отсутствие системы возврата и очистки гелия, а также самоходного гипербарического спасательного катера и целый ряд других проблем.

Все ГВК за двумя исключениями проектировались Западным проектно-конструкторским бюро (с 1998 года объединенным с ПКБ «Алмаз») и СПб МБМ «Малахит» более 30 лет назад. С тех пор к вопросу создания ГВК отечественная промышленность не обращалась. Это повлекло за собой потерю конструкторской школы, а также наработок по элементной базе. На сегодня Россия не обладает научно-техническим и промышленным потенциалом для создания в разумные сроки и за разумные средства отечественного ГВК. Мы можем катать и варить практически любые прочные корпуса барокамер – не более того. Иллюминаторы, люки, вводы и особенно другие составляющие глубоководного водолазного комплекса, такие как системы жизнеобеспечения, контрольно-измерительные приборы и аппаратура газового анализа, системы пожаротушения, кабель-шланговые лебедки, водолазные колокола и водолазное снаряжение, – все это остается для нас нерешенной проблемой.

Мы не потеряли за последние 30 лет потенциал в части создания ГВК – мы его просто не имели.

Не изобретая велосипед

Первое техническое задание на ГВК для «Игоря Белоусова» составлено ВМФ в 2005 году. Проектирование комплекса поручили нижегородскому ОАО «ЦКБ «Лазурит», практически не имевшему опыта проектирования ГВК. В 2009 году заказчик принимает решение привлечь к работам специализированную инофирму. Ею стала итальянская фирма «Драсс-Галеацци». Таким образом, идею создания полностью отечественного глубоководного водолазного комплекса похоронили.

Глубокие воды в забвении

В 2012 году ВМФ разрывает контракт с «Лазуритом» и выбирает в качестве нового поставщика ГВК ОАО «Тетис Про».

Жесткая критика данного решения со стороны ЦКБ «Лазурит» сводилась в основном к следующему. Поставляемый комплекс – не серийное изделие (что требовалось контрактом). Сроки и стоимость поставки, указанные в контракте, нереальны. Фирма «Тетис Про» играет роль посредника. Закупка ГВК по импорту уничтожает сделанный за последние годы отечественными предприятиями большой задел в области ГВК и ставит крест на перспективах развития отечественного глубоководного водолазного дела.

Понятие серийности для глубоководных водолазных комплексов неоднозначно. С одной стороны, каждый ГВК – штучное изделие, сделанное по индивидуальному заказу, отличающееся числом водолазов под давлением, рабочей глубиной, количеством, размерами и расположением барокамер и пр. Редко, когда один заказчик закупал два-три одинаковых комплекса для установки на свои суда одного проекта. Но совершенно другое дело – элементная база, из которой ГВК собран: иллюминаторы, люки, газовые и электровводы, трубопроводная арматура, светильники, вентиляторы, аппаратура газового анализа, контрольно-измерительная аппаратура, кабели, шланги и пр. Серийной является именно элементная база, которую можно выбирать из каталогов, закупать у поставщика и ставить на свое изделие исходя из его параметров и назначения. Более того, почти по всем комплектующим изделиям существуют так называемые нормальные ряды, рассчитанные на различные рабочие давления, производительность и иные рабочие параметры. Именно серийная элементная база делает не нужным проведение новых дорогостоящих и длительных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) в уже освоенном диапазоне глубин, а сегодня это глубины до 450–500 метров. Отсутствие необходимости в НИОКР резко снижает и стоимость изделия. Серийный экземпляр всегда дешевле головного с отнесением на него стоимости предшествовавших НИОКР. Это объясняет, почему импортный ГВК дешевле отечественного: на импортный идут серийные комплектующие изделия, на отечественном разработка каждого узла требует НИОКР.

Что же касается возможного срыва сроков поставки и ценовых условий, то это проблемы нового поставщика, который согласно контракту вынужден будет заплатить неустойку.

Не менее странно говорить и о посредниках. В добавление к поставке в контракте прописан шеф-монтаж оборудования на борту судна. Одно лишь управление этим контрактом требует большого коллектива высокопрофессиональных инженеров, экономистов и управленцев. О каком посредничестве идет речь? Это работа огромная и весьма ответственная: за десятками тонн «железа», километрами трубопроводов и кабелей, сотнями машин и агрегатов стоят не только деньги, но и жизни людей, которые будут работать на этой технике. Так что разговоры о посредниках, способных якобы объединить серийный декомпрессионный и серийный водолазный ГВК, рассчитаны на дилетантов.

Опасения, что поставка импортного ГВК закроет дорогу развитию строительства отечественных комплексов, напрасны. Такие поставки позволят нашей промышленности сделать шаг вперед, оттолкнувшись от современного уровня водолазной техники.

Рынок водолазного оборудования

ЦКБ «Лазурит» работает в области кораблестроения более 60 лет. В послужном списке компании – ГВК спасательной подводной лодки проекта 940 «Ленок». До уровня технического проекта этот комплекс делали специалисты ВМФ. В ЦКБ лишь выпустили рабочую конструкторскую документацию (РКД) по готовым техническим решениям. И было это более 30 лет назад...

Реально «Лазурит» не имеет ни необходимого опыта, ни потенциала для выполнения такого сложного в техническом и коммерческом отношении контракта, как создание ГВК. И это даже с закупкой основных компонентов комплекса по импорту у «Драсс Галеацци».

ЦКБ создало спасательные обитаемые подводные аппараты проектов 1855 и 18270 и другие, но к водолазному и тем более глубоководному оборудованию они никакого отношения не имеют. Это совершенно другая техника, элементная база, не имеющая ничего общего с обитаемыми гипербарическими комплексами, в отсеках которых люди находятся под давлением 50 атмосфер в смеси гелия с долями процента кислорода.

Спрос на барокамеры и судовые водолазные комплексы в стране существует. Но «Лазурит» их не предлагает. Компания не участвует ни в одном конкурсе на поставку судовых водолазных комплексов малых и средних глубин, например, для Госморспасслужбы, которая закупает их для своих серийных спасательных судов. Почему ЦКБ позволяет себе проходить мимо этих заказов, в то время как за эти контракты дерутся коммерческие фирмы и, выиграв, выполняют их в предусмотренные сроки и за указанные в соглашении суммы.

Недавно ВМФ подписал с одной из коммерческих фирм контракт на поставку малогабаритных одноместных подводных аппаратов. Казалось бы, здесь у «Лазурита» не должно быть проблем. Компания специализировалась именно на малогабаритных обитаемых подводных аппаратах и вполне справедливо гордится созданными аппаратами проектов 1855, 18270, 18271. Возможно, у ЦКБ много других заказов? Тогда почему согласно годовому отчету за 2011 год выручка и прибыль компании систематически падают, а доля выручки от сдачи в аренду помещений в общем объеме доходов растет?

Имея хороший старт с ГВК-500, «Лазурит» потерял, не успев завоевать, свое место на отечественном рынке водолазных комплексов. Именно за эти годы коммерческие фирмы «Тетис Про», «Дайвтехносервис», «Аквавелсервис» освоили в производстве и успешно поставляют мелководные водолазные комплексы. Только что российская фирма, специализирующаяся на строительстве подводных трубопроводов и монтаже иного подводного оборудования, закупила у одной из азиатских фирм-изготовителей глубоководный комплекс с привлечением фирмы «Дайвтехносервис». Таким образом, с точки зрения специалистов, «Лазурит» на рынке водолазного оборудования недееспособен.

Спрос на работоспособную и конкурентоспособную водолазную технику в стране есть, и это понимают коммерческие фирмы. Какое место на рынке подводной техники может занять такая организация, как «Лазурит» с ее славным прошлым и могучим производственным потенциалом? Компания могла бы стать мощным игроком на рынке подводного оборудования. Правда, для этого надо что-то делать.

Дороги, которые мы выбираем

С потерей заказа на ГВК для «Игоря Белоусова» жизнь для «Лазурита» не кончается. Бюро по-прежнему имеет контракты на модернизацию созданных здесь в 80–90-х годах подводных аппаратов серий «Приз» и «Бестер», а также на разработку нового аппарата проекта 18271 для «Белоусова». Фирма жизнеспособна. Просто руководство ЦКБ должно крутиться не только по бюджетным коридорам и кабинетам, но и среди реальных заказчиков с их реальными контрактами и реальными деньгами...

Автор не питает иллюзий и относительно «Тетис Про». Компании явно недостает классической советской конструкторской школы со всеми ее атрибутами, а собственная производственная база могла бы быть помощнее. Но объективно ее развитие впечатляет. За несколько лет из развалившегося совкового почтового ящика эпохи развитого социализма (КБ кислородной дыхательной аппаратуры в городе Орехове-Зуеве, вошедшего в 90-е годы в группу «Тетис») удалось создать современное предприятие – ОАО «КАМПО», выпускающее серийно водолазную технику. В состав этой компании, вооруженной по последнему слову техники, в том числе автоматическими рабочими местами конструкторов, входят обрабатывающие центры в цехах и специализированная испытательная база. Несколько лет назад «Тетис Про» ввела в эксплуатацию производственный корпус под Москвой с офисными, конструкторскими помещениями, опытно-экспериментальным производством, испытательным бассейном глубиной восемь метров, учебным классом для подготовки и сертификации персонала заказчика, сборочно-испытательным цехом, огромными современными складами и базой комплектации. И все это без единой копейки из государственного бюджета, только за счет своей работы.

В значительной степени вышесказанное относится и к ООО «Дайвтехносервис». Здесь также налицо прогресс и развитие конструкторской и производственной базы, явно заметны инвестиции руководства компании в собственное развитие. Компания определила свое место на рынке водолазной, подводной техники. У нее есть определенный круг заказчиков, которые доверяют фирме и постоянно обращаются к ее услугам. А проблемы те же самые, что и у ОАО «Тетис Про»: значительный упор на коммерцию, недостаток собственных конструкторских и производственных мощностей. Главным же остается постоянный прогресс во всех сферах деятельности, рост доли собственного производства и разработок.

Иногда «Тетис Про», другим коммерческим фирмам ставят в упрек, что они берут на работу отставных военных, используя их по прямой специальности. Это не недостаток – это достоинство фирмы. Компании не просто приобретают поистине золотой фонд работников – грамотных, дисциплинированных, ответственных, имеющих практический опыт, но и трудоустраивают тех, кто вышел в отставку, но так и не сумел адаптироваться в гражданском мире.

Все фирмы в мире при возможности берут подобных людей на работу и, как правило, не жалеют об этом. Инвестиции в производственный коллектив наиболее эффективны, ведь любая компания – это прежде всего ее сотрудники, а лишь потом здания и оборудование.

В целом же тот факт, что у нас в стране через несколько лет появится современное судно, способное обеспечить водолазные работы на глубинах 450–500 метров, позволяет надеяться: не все для водолазного дела России потеряно.

 

Справка «ВПК»

ГВК «Игоря Белоусова»

Глубокие воды в забвении

Комплекс представляет собой установленные стационарно на борту судна и соединенные между собой шесть жилых барокамер, в которых под давлением 45–50 атмосфер (соответствующим глубине 450–500 м) живут 24 водолаза-глубоководника. Во время работы они в специальном герметично стыкующемся с судовыми барокамерами водолазном колоколе спускаются на находящийся под водой на глубине до 450–500 метров объект, в течение нескольких часов работают на нем, затем возвращаются в колокол и под тем же давлением поднимаются на поверхность. Здесь колокол стыкуют с судовыми барокамерами, водолазы переходят в их жилые отсеки и, не проходя декомпрессии, отдыхают до следующего спуска. Их место в водолазном колоколе занимает другая смена, а затем следующая. Так в течение двух-трех недель или до окончательного выполнения задания обеспечивается практически постоянная деятельность. Декомпрессию водолазы проходят один раз – в конце работ или по завершении допустимого времени пребывания под давлением. Во время нахождения людей в барокамерах давление дыхательной смеси, ее состав, температуру и влажность поддерживают автоматически специальные системы жизнеобеспечения. Управление всеми агрегатами комплекса производится с центрального и вспомогательных пультов управления ГВК. Запас компонентов дыхательной смеси содержится в баллонах высокого давления, отработанная гелиокислородная дыхательная смесь собирается, очищается и вновь закачивается в баллоны для повторного использования.

Павел Боровиков,
кандидат технических наук, старший научный сотрудник, начальник отдела техники и технологии подводной добычи нефти и газа ДОАО «ЦКБН» ОАО «Газпром»
Подробнее: http://vpk-news.ru/articles/14876
Категория: Аналитика | Добавил: Makl (25.03.2013)
Просмотров: 517 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Меню сайта
Категории раздела
Новости Army Guide
Новости МО РФ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 33
-->
Меню сайта
Категории раздела
Аналитика [132]
Новое на форуме
  • Предложения пожелания (1)
    [Предложения по функциональному развитию]
  • Продвижение в топ поисковых систем! (1)
    [Предложения по функциональному развитию]
  • Новости Army Guide
    Новости МО РФ
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Форма входа
    Друзья сайта
  • Инофорум
  • Усадьба Урсы
  • Литва-Россия далее везде
  • Полюс мира
  • Поиск
    Опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 33
    Rambler's Top100 Яндекс.Метрика